Меню

Медицинское оборудование модель года



Топ-20 российских производителей медицинского оборудования и инструментов

По результатам проведенного Счетной палатой РФ аудита, за последние 5 лет, с 2014-го по 2018 год, отечественный рынок медицинских изделий вырос в 1,5 раза — до 280,9 млрд рублей. По данным ведомства, на долю российских производителей в 2018 году пришлось 24,3% госзакупок медизделий против 20,9% четырьмя годами ранее. Расходы бюджета на поддержку медицинской промышленности в 2014-2018 годах превысили 21 млрд рублей, еще свыше 2,8 млрд рублей на развитие отрасли направил Фонд развития промышленности. Прямые субсидии наряду с чувствительными протекционистскими мерами помогли нашим производителям выбраться из глубокого кризиса, но проблем у отрасли еще хватает.
Отечественная промышленность медицинской техники и оборудования во времена СССР была одной из самых развитых в мире, пребывала в глубоком кризисе вплоть до середины нулевых. Как отмечают специалисты, многие предприятия просто не находили спроса на свою продукцию: средств на переоснащение медицинских учреждений в тот момент было немного. Все изменилось с принятием приоритетных национальных проектов, в том числе нацпроекта «Здоровье», в рамках которого российские поликлиники и больницы получили на переоснащение дополнительно колоссальную сумму — почти 400 млрд рублей. В целом с 2007-го по 2012 год отечественный рынок медицинской техники, оборудования и расходников вырос в 2,5 раза — почти до 250 млрд рублей. Новый виток развития российской медицинской промышленности начался в 2014 году после обострения отношений с западным миром и резким скачком курса иностранных валют. Иностранная медтехника стала гораздо менее конкурентоспособной в России из-за выросших почти вдвое цен, а правительство одновременно приняло целый ряд протекционистских мер для защиты интересов отечественного производителя. Одним из главных шагов стало принятие в 2015 году закона об ограничении госзакупок у иностранного производителя при наличии двух или более российских аналогов.
Протекционизма много не бывает Несмотря на значительный объем вливаемых средств (как напрямую, так и через те же нацпроекты), российская промышленность медицинской продукции развивается медленнее, чем планировалось правительством изначально. Так, принятая на волне санкционных войн с западными странами в 2014 году госпрограмма импортозамещения в медицинской сфере предполагала, что к 2020 году доля отечественного медоборудования и фармацевтической продукции достигнет 50%. И если по фармацевтике отечественной промышленности удалось даже превысить эти цифры — по отдельным позициям доля отечественных лекарств уже превышает 90%, то импортозамещение в сфере оборудования и инструментов идет со скрипом и колеблется вокруг отметки в 18-20%. Впрочем, нельзя не отметить, что по отдельным подотраслям достигнутый прогресс можно считать очень весомым. Например, доля томографов отечественного производства на рынке сейчас превышает 80%, тогда как 5 лет назад была не более 30%. «Еще четыре года назад сложно было представить, что центральное стерилизационное отделение больницы практически полностью может быть оснащено оборудованием российских производителей. А сегодня мы можем обеспечить любое лечебно-профилактическое учреждение всеми основными видами оборудования для инфекционного контроля», — говорит председатель совета директоров АО «Тюменский завод медицинского оборудования и инструментов» Марат Галиуллин.
Тем не менее, если говорить о цифрах в целом, то они гораздо скромнее тех, которые озвучивались в программе, — доля отечественной продукции на рынке в 2017 году составляла всего 21% (впрочем, в 2014-м на момент начала действия программы этот показатель равнялся 18,2% согласно данным Минпромторга РФ). Чиновников не устраивают и другие фактические показатели отрасли, такие как вес медицинской промышленности в ВВП РФ, объем производства и экспорта. Среди основных причин называют до сих пор существующие в отрасли «системные проблемы и ограничения», такие как дефицит финансирования и кадров. Из внешних негативных факторов Минпромторг РФ называет колебания курса нацвалюты и ограничение импорта комплектующих.
С 2018 года вступила в действие новая Стратегия развития медицинской промышленности, которая предполагает рост выпуска российских медизделий в 3,5 раза к 2030 году, десятикратный рост экспортных поставок и регистрацию не менее 100 новых медицинских изделий отечественного производства ежегодно начиная с 2019 года. Из мер поддержки, которые власти предлагают производителям, стоит выделить дальнейшее стимулирование локализации производства медизделий и их компонентов в РФ. При этом специально для этого будет создан целый ряд производственных кластеров, которые, как предполагается, станут эффективным местом размещения для малых и средних предприятий сектора. Отдельные субсидии Стратегия предполагает для предприятий, производящих «критически важные виды медизделий, необходимых для ведения и поддержания жизнедеятельности на территории страны». Также, поскольку основным потребителем медизделий являются госклиники, Минпромторг РФ будет дорабатывать принцип ограничения доступа к госзакупкам иностранных производителей («третий лишний»).
В лидерах — ортопедия, кардиология и оптика Согласно данным порталов финансовой отчетности, производство медицинского оборудования и инструментов в России на сегодняшний день как один из видов экономической деятельности декларируют порядка 2 тыс. действующих компаний. При этом около 100 крупных предприятий работают со сложным оборудованием — это либо продукция собственной разработки, либо выпускаемая по лицензии иностранных производителей медтехника. Согласно данным аналитического центра ИД «ЕвроМедиа», крупнейшим производителем в сегменте медизделий, техники и оборудования стало Московское протезно-ортопедическое предприятие» Минтруда России — одно из крупнейших компаний своего профиля в Европе. Предприятие, которое специализируется на изготовлении протезов и ортезов конечностей, трикотажа, корсетов и техники для реабилитации, по итогам 2018 года реализовало собственной продукции на 13,3 млрд рублей. На втором месте обосновалось предприятие «ДжиИ Хэлскеа» — российское представительство английской компании GE Healthcare, которая является одним из подразделений General Electric. Первоначально «ДжиИ Хэлскеа» занималось поставками медицинской техники своего головного подразделения, а затем локализовало производство высокотехнологичного оборудования для кардиологической диагностики, анестезиологии, денситометрии, ангиографии, производит маммографы и томографы. На третьем месте рейтинга расположилось ООО «Оптик-Вижн» — производственное подразделение федеральной сети салонов оптики «Очкарик», которое занимается изготовлением медицинской оптики. Результат компании в 2018 году — 4275 млрд рублей.

Источник

Оборудование высшей категории

Оборудование высшей категории

В этом году на реализацию федеральной целевой программы «Фарма 2020» будет выделено около 10 млрд рублей. По словам главы Минпромторга Дениса Мантурова, 40% этой суммы планируется направить на создание инновационных продуктов в области медицинских изделий и медтехники. В России есть ряд проектов, которые находятся на переднем крае современных медицинских технологий, возможно, их станет больше.

По оценкам специалистов, сейчас в России в денежном выражении 80% используемого медицинского оборудования — импортное. Половина из оставшихся 20% — это медоборудование, произведенное теми же иностранными компаниями в России. Прежде всего компаниями «большой четверки» — Philips, Siemens, General Electric и Baxter. Степень локализации производства может быть разной — от отверточной сборки до более расширенного производства, но нигде она не достигает 100%.

Расставляя приоритеты Специфика этого рынка не только в том, кто производит эту технику, но и в том, кто ее покупает. Объем госзакупок медтехники в России составляет 85%, частные клиники покупают всего 15%. Таким образом, производители медицинского оборудования жестко привязаны к государственным нуждам и бюджету. Если фармкомпании могут и продавать свою продукцию как через аптеки, и поставлять ее в больницы, то у «технарей», кроме программы госзакупок, другого рынка по сути не существует. «Объем поставок медтехники в последние годы рос, включая 2014 год, — отметил Кирилл Каем, вице-президент, исполнительный директор кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково». — Так, в рамках нацпроекта «Здоровье», который как раз закончился в прошлом году, из госбюджета было выделено значительное финансирование для переоборудования медицинских учреждений. И действительно, наши клиники теперь оборудованы гораздо лучше, чем раньше. Конечно, есть страны, в которых обеспеченность клиник выше, но по сравнению с тем, что было до начала проекта, — это небо и земля. Однако, поскольку программа подошла к концу, в этом году, я предполагаю, объемы поставок сократятся. В бюджете 2015 года также есть деньги для закупок медтехники по госпрограмме, но их меньше. Вторая причина — это девальвация рубля. Ведь госфинансирование осуществляется в национальной валюте».

Читайте также:  Презентация на тему Распределительные устройства

Получается, что без импортозамещения не обойтись и в этой отрасли, несмотря на то что под санкции она не попала. Впрочем, о росте ее локализации власти задумались гораздо раньше 2014 года. Об этом говорится в федеральной целевой программе «Фарма 2020», в конечном итоге иностранные компании будут обязаны локализовать свое производство в России.

Китайский путь Китай сделал подобное около 10 лет назад. Сейчас все «гранды» медицинской техники производят в КНР такое количество медицинского оборудования, которое достаточно не только для огромного внутреннего рынка страны, но и для экспорта в соседние азиатские страны. Это не всегда самые суперсовременные и суперсложные приборы, но это качественная техника, которая продается по приемлемой цене и подходит для работы в практической медицине.

И даже для Китая существует международное разделение труда, и практически невозможно создание полного цикла производства всех компонентов и приборов в одной стране. Это экономически нецелесообразно. К примеру, магниты для магниторезонансных томографов (МРТ) могут производиться далеко от Китая, но сам аппарат будет собран и пройдет наладку именно в Поднебесной. Можно локализовать большую часть производства, но добиваться 100% производства в одной стране — это не под силу никому.

Даже те страны, которые, как принято считать, являются основными производителями медицинского оборудования (например, США и Германия, Нидерланды), все равно используют комплектующие, материалы или узлы, которые производятся в других странах Европы или в Азии. То же самое происходит с интеллектуальной собственностью. Современное медицинское оборудование настолько сложное, в каждой единице используется столько разных патентов, что попытаться разработать их аналоги внутри России невозможно. «Если Россия хочет достичь высокого уровня локализации, она должна приобретать права на использование этих патентов и делать на их основе собственные разработки и усовершенствования», — подчеркнул Кирилл Каем.

Дело в том, что сейчас почти любое, особенно сложное медицинское оборудование, представляет собой программно-аппаратные комплексы. И есть такие области, в которых российские специалисты если и не впереди планеты всей, то, во всяком случае, ни в чем не уступают зарубежным коллегам. Например, в России традиционно сильные программисты. Поэтому хорошо развиваются направления, связанные с обработкой и анализом медицинских данных. Так же дело обстоит с междисциплинарными направлениями, которые связаны с лабораторной диагностикой, в России неплохие химики, системные биологи, что позволяет разрабатывать новые чипы и иммунологические тесты. В этих направлениях если и есть отставание, то оно наверстывается вполне приличными темпами.

Но в некоторых областях — по крайней мере пока — лучше положиться на иностранцев. «Если говорить о сложном, «тяжелом» медицинском оборудовании и о классическом инжиниринге в медицине, то у нас в этом плане есть отставание, — говорит Кирилл Каем. — В стране всегда было достаточно хороших инженеров, но их в меньшей степени ориентировали на разработку медицинского оборудования. И только в последнее 10–13 лет возникли специализированные факультеты, например, в МГУ и МГТУ имени Баумана, которые готовят инженеров в том числе и по медицинской технике. Но этого недостаточно, поэтому в создании «тяжелой» медицинской техники Россия отстает».

Импортозамещение для операционной Впрочем, бывают исключения. Один из примеров — наркозный аппарат «Аэлита», который выпускается одноименной компанией. Его разработчики рассчитывают к 2017 году занять по крайней мере 15% российского рынка. Идея создания аппарата возникла в 2008 году, когда в распоряжении анестезиологов появились новые жидкие анестетики, такие как севофлюран, которые эффективнее обеспечивают наркоз и при этом безопаснее для пациентов. В России в то время не выпускалось наркозно-дыхательного оборудования, способного работать с такими анестетиками, а западное было (и остается до сих пор) слишком дорогим и достаточно капризным. В итоге компания создала инжекционную технологию дозирования анестетика при формировании дыхательной смеси.

В зарубежной технике добавление в дыхательный газ анестетика производится с помощью испарителей. Инжекторами комплектуются лишь самые топовые модели. Упрощенно испаритель — это емкость, в которую наливают жидкий анестетик и через которую пропускают дыхательный газ. Проблема в том, что на процесс испарения влияет множество факторов, среди которых атмосферное давление и температура окружающего воздуха. В испарителе сложно обеспечить широкий диапазон изменения концентрации анестетика и ограниченный рабочий диапазон потоков свежего газа, что значительно сужает возможности наркозного аппарата и режимы его работы. А разработанный «Аэлитой» инжектор лишен недостатков испарителей и обеспечивает высочайшую точность дозирования. Как результат инжектор позволяет значительно (до двух раз) сэкономить расход дорогостоящих анестетиков на операцию, к тому же исключает возможность неправильной их дозировки.

«Наша идея инжекционного дозатора и ряда связанных технологических решений позволила создать простой в производстве, недорогой современный высококлассный наркозно-дыхательный аппарат, который на 100% построен на цифровых технологиях, ведь инжекционный дозатор основан на цифровых датчиках», — рассказал Юрий Карпитский, директор по развитию компании «Аэлита». Он отметил, что в аппарате «Аэлита» все управление и контроль над процессом анестезии осуществляются с помощью большого цветного сенсорного экрана. Это просто и удобно, а главное — делает процесс анестезии наиболее безопасным для пациента, ведь большинство функций автоматизировано и о любых отклонениях в процессе анестезии аппарат тут же сообщает врачу. И это по контрасту с большинством импортных наркозно-дыхательных аппаратов, в которых очень много механических узлов и органов управления.

По своему уровню аппарат «Аэлита» соответствует продвинутым и дорогим моделям Draeger и GE, но при этом абсолютно доступен по цене самым массовым лечебным учреждениям и даже небольшим частным клиникам в России. Рекомендуемая стоимость аппарата в оптимальной комплектации составляет 1,3 млн рублей. Кроме того, аппарат изначально создавался под российские условия: в частности, стоимость его обслуживания существенно ниже, чем у западных, а при производстве применяются преимущественно местные комплектующие. Проект сейчас находится на поздней инвестиционной стадии, аппарат прошел апробацию в 30 клиниках, идут переговоры о поставке «Аэлит» в несколько клиник РЖД.

Принципиально новое Но обычно Фонд «Сколково» имеет дело с проектами, которые идут от самых ранних стадий и в которых есть принципиальные, прорывные новшества. В качестве примера Кирилл Каем привел компанию «Гемакор», которая специализируется в лабораторной диагностике свертываемости крови. «Если сейчас пациента «ведут» на новых антикоагулянтах, то стандартные показатели, которые обычно получают в лабораториях, например протромбиновый индекс, начинают давать неверные результаты, — рассказал он. — Поэтому оценить адекватность и эффективность применяемой терапии очень сложно». «Гемакор» же сделал систему, которая позволяет оценить скорость возникновения тромбов в динамике, поэтому они и назвали свой метод тромбодинамикой. Он позволяет совершенно точно увидеть, правильно ли подобрана терапия, насколько она успешна и так далее.

Есть разработки, которые пришли в медицину из физических лабораторий. Это, например, проект создания помехоустойчивого аппарата МРТ. Эти установки характеризуются высокой точностью изображения, но для нормальной работы требуется сильная защита от электромагнитных помех и магнитных полей. Например, компания «Креатон» сейчас делает магнитное картирование сердца, достаточно узкую диагностику. Она уже наработала большой клинический опыт, успешно диагностирует пациентов. Их технология может применяться и для создания аппаратов МРТ — «Креатон» научился вычитать магнитные поля без сложной компьютерной обработки и строительства «клетки Фарадея» вокруг аппарата. Пока без нее ни один аппарат МРТ не работает. «На создание такого варианта МРТ, по расчетам, уйдет пять лет. Но в результате он будет более компактным, чем современные томографы, и более простым в установке», — отметил Кирилл Каем.

Читайте также:  Журнал об аддитивном производстве

Еще одно направление разрабатывает научно-производственное объединение «Функционал». Их аппаратура оценивает динамику насыщения эритроцитов кислородом и в зависимости от нее диагностирует ту или иную патологию. Например, сейчас идет исследование, можно ли, используя данный метод, диагностировать диабет на ранних стадиях.

Специалисты для медтехники В обучение врачей проекты Фонда «Сколково» тоже вносят свой вклад, ведь сейчас и это нетривиальная техническая задача. В современной медицине растет объем эндоскопических операций, а резидент «Сколково» — компания «Эйдос-медицина» разработала и производит роботов-манекенов для имитации подобных операций. Бригада медиков делает операцию, компьютер полностью имитирует на экране то вмешательство, которое производит хирург, имитируется все, даже сопротивление тканей. Можно запрограммировать манекен на создание разных непредвиденных ситуаций, отклонений в состоянии пациента, смерти, необходимости реанимационных мероприятий. И если проект начинался с создания достаточно простых роботов, то теперь это «пациенты» с разными патологиями, разных полов и возрастов. Роботы-имитаторы уже продаются за рубеж, например в США и Турцию, есть несколько учебных центров и в России.

Очень важная особенность современного высокотехнологичного медоборудования заключается в том, что обслуживать его может только высококвалифицированный персонал, а интерпретировать полученные результаты — только врачи, прошедшие специальное обучение. В России обе эти функции выполняет один врач, хотя это идет в разрез с мировой практикой. Там есть специальные работники, так называемые medical technicians, которые проводят технические манипуляции с оборудованием, позиционированием на нем больного, работу с архивами, передачей данных и так далее. Врач только истолковывает полученную информацию. При этом медицинские техники — это высококлассные специалисты, которые имеют как минимум среднее медицинское образование. «Может быть, имеет смысл задуматься о том, чтобы изменить модель, поскольку вырастить и обучить медицинского техника дешевле, чем врача, — рассуждает Кирилл Каем. — Тем более что наибольший вклад в обучение медицинского техника и повышение его квалификации приходится на производителя оборудования, а обучением врачей занимаются медицинские вузы, что занимает гораздо больше времени и отнимает гораздо больше сил».

История успеха

Сергей Шептунов, директор Института конструкторско-технологической информатики РАН и НПО «Биомедицинские технологии»

В США около 10 лет назад начали разработку и выпуск роботохирургического комплекса da Vinci. Этот аппарат стал революционным для хирургов, он позволил сделать операции по-настоящему малоинвазивными, малотравматичными и сберегающими органы. Сейчас в США работает около 3,5 тысяч этих установок, в Европе — более 500, в России — примерно 20. Весит агрегат da Vinci около полутора тонн, цена его доходит до 3 миллионов евро, при этом крайне высока и стоимость его использования, только сервис за год требует порядка 7 миллионов рублей. Одной из причин такой высокой стоимости владения является то, что инструменты надо менять через каждые 10 операций.

Революционность роботоассистированной хирургии можно проиллюстрировать следующим образом: классическая операция по удалению рака простаты приводит к потере пациентом до 1,5 литров крови, это высокоинвазивная процедура, после которой ему придется три недели пролежать в стационаре, и он практически станет инвалидом. Операция с использованием da Vinci — это потеря 20–50 миллилитров крови, на третий день пациента могут перевести на домашнее долечивание, у 84% пациентов сохраняется потенция, а вероятность рецидивов очень невысока. Дело в том, что робот позволяет увидеть ранее недоступные для зрения зоны, а также повысить точность дистанционной работы с инструментами, убрать тремор и ошибочные движения скальпелем. Поэтому можно без спешки найти скопления артерий и нервов, отодвинуть их в сторону или обойти и провести филигранную операцию, которая в обычных условиях доступна только хирургам высочайшего класса.

Минпромторгом в рамках программы «Фарма 2020» была принята программа разработки и производства российского хирургического робота, который бы по своим показателям — цене, точности, массе и другим характеристикам — превосходил da Vinci. При этом необходимо было создать такой комплекс, который можно будет разместить в обычной операционной — тяжелого и громоздкого американского робота туда не поставишь.

Самая большая проблема заключалась в том, чтобы свести вместе инженеров и хирургов и научить их общаться, поскольку те и другие говорят на «разных языках» и имеют разные подходы к определению того, что нужно получить. В решении этой задачи нам очень помог один из главных энтузиастов роботохирургии, главный уролог Минздрава России, медицинский лидер проекта Дмитрий Пушкарь, который сам проводит много операций на da Vinci. В результате нашей совместной работы по выполнению программы был разработан российский, принципиально новый ассистирующий мехатронный хирургический комплекс. Например, точность манипулятора такого комплекса составляет 10 микрон — это в 10 раз точнее, чем у da Vinci. Наш манипулятор разрабатывается именно для хирургических целей и будет способен передавать врачу во время операции тактильные ощущения. Габариты и масса комплекса будут в пять раз меньше американского.

В процессе разработки мы решили привлечь фонд «Сколково» для экспертизы нашей работы и создания международного проекта. «Сколково» пригласил в качестве партнера финский инновационный фонд Tekes. Сейчас в мире над этой проблемой работает около 30 компаний, есть наработки и у финских робототехников и врачей, мы с ними активно сотрудничаем. Через год-полтора начнутся испытания нашего комплекса — сначала на животных, затем будут проведены клинические испытания. Потребность в России в таких роботах мы оцениваем как минимум в 400 штук.

Источник

Медицинское оборудование модель года

Индустрия здравоохранения занимает ключевую позицию в экономической и социальной сферах политики государства. По прогнозам Счетной палаты РФ, доля расходов на здравоохранение в 2020 г. составит практически 3% от ВВП. Одно из важных звеньев функционирования системы – производители медицинского оборудования. О том, что из себя представляет этот рынок в России, рассказывает Олег Кудренко, генеральный директор ООО «РенМедПром». Российские производители медицинского оборудования vs мировые производители

На сегодняшний день на рынке медицинского оборудования в России в основном представлены зарубежные компании-производители, мировые гиганты, такие как Philips, Siemens, General Electric и т.д. По различным оценкам экспертов, доля иностранных компаний на рынке доходит до 80%. В каждом сегменте можно выделить своего лидера. Например, большинство ультразвуковых аппаратов представлено фирмой Hitachi, магнитно-резонансные томографы – Philips, ангиографы – Toshiba, наркозная аппаратура – Drager. Оставшаяся доля российских производителей в основном занимает нишу производства рентгеновских компьютерных томографов и систем мониторинга.

Несмотря на преобладание иностранных компаний, российский рынок имеет огромный потенциал к росту. Население страны неуклонно растет, как, к сожалению, и общий уровень заболеваемости. Все это обуславливает высокий спрос на медицинские услуги. Еще один фактор роста – большая заинтересованность государства в становлении отрасли, вызванная экономической ситуацией и санкциями.

Поддержка медицинской индустрии государством

Приоритетными сегментами рынка для государства являются системы мониторинга жизни пациента, изделия с высокой степенью визуализации (ультразвуковые аппараты, томографы), хирургическое и оперативное оборудование, наркозно-дыхательные аппараты и аппараты искусственной вентиляции легких. Стратегия на развитие отечественного производства такого оборудования обозначена рядом федеральных программ по модернизации здравоохранения: «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями», «Борьба с онкологическими заболеваниями», «Развитие детского здравоохранения, включая создание современной инфраструктуры оказания медицинской помощи детям» (2018–2024 гг.).

Читайте также:  Шаг 1 Издать приказ об образовании комиссии по проведению специальной оценки условий труда

Все государственные программы подразумевают высокие инвестиции в отрасль со стороны Правительства. На данный момент государственный заказчик является основным клиентом для дистрибьюторов и производителей медицинского оборудования. Согласно данным Vademecum, объем госзакупок в 2019 году составил 355,6 млрд рублей. Последние несколько лет значительные темпы роста стали наблюдаться и в коммерческом сегменте. Частные учреждения все чаще обращают внимание на аппараты российских компаний. Такая тенденция обусловлена наращиванием объемов производства, освоением новых сегментов и активной маркетинговой политикой.

Медицинская техника — проблемы отрасли

Несмотря на взятый государством курс на импортозамещение, российский рынок медицинского оборудования продолжает серьезно зависеть от состояния мировой экономики и внешней политики государства. Такая ситуация возникла из-за огромного количества импортной продукции. Кроме того, существует проблема довольно высокого барьера входа на рынок. Все это, к сожалению, замедляет темпы роста.

Также непросто производителям осуществлять внедрение высоких технологий. Процесс регистрации нового оборудования в России может занять не один год. Это неизменно приводит к тому, что когда аппарат, наконец, появляется на рынке, он уже перестает являться технологическим прорывом. Даже если производитель успел внедрить эффективную новинку, может возникнуть другая проблема – недостаток медицинского персонала, способного с ней работать. Поэтому многие крупные мировые компании на базе производства создают для врачей специальные учебные центры, где рассказывают, как пользоваться тем или иным оборудованием.

Работа с дистрибьюторами на рынке медицинского оборудования

Одними из ключевых игроков на рынке являются дистрибьюторы. Именно с их помощью поставляется львиная доля медицинского оборудования как внутри страны, так и за ее пределы. Дистрибьюторы помогают производителям выйти на новые региональные рынки и нарастить большие объемы продаж. Кроме того, такой способ работы снижает транспортные и складские расходы, позволяет меньше участвовать в государственных закупках. Отпадает необходимость в дополнительном персонале и обеспечении возможностей кредитования клиентов. Сотрудничество с дистрибьюторами выгодно и медицинским учреждениям, получающим широкий выбор услуг, необходимые консультации и полное сервисное и гарантийное обслуживание после покупки.

Пути продвижения медицинской техники и оборудования

Поскольку большую долю коммерческих продаж на рынке медицинского оборудования осуществляют дистрибьюторы, производителям крайне важно выстроить с ними лояльные отношения. От этих отношений могут значительно зависеть объемы продаж и прибыльность компании.

Основные методы продвижения, которыми пользуются производители, можно разделить на прямые и косвенные. Прямой маркетинг подразумевает непосредственное взаимодействие с посредниками или потенциальными покупателями. В качестве косвенных инструментов используется PR, программы повышения квалификации для медицинского персонала, а также участие в профессиональных мероприятиях – выставках, конференциях, семинарах и т.д.

Несмотря на ряд проблем, рынок медицинского оборудования в России, заручившись поддержкой государства, стабильно показывает ежегодный рост объемов. Увеличить темпы роста могут помочь частные инвестиции, а также упрощение процесса регистрации нового оборудования и активная борьба с монополизацией.

Источник

Столичные больницы получили новейшее медоборудование по уникальной технологии закупок

Дополнительные возможности для проведения различных диагностических исследований по широкому спектру заболеваний появились в столичных больницах и поликлиниках благодаря масштабной программе закупок новейшего медицинского оборудования по уникальной технологии — контрактам жизненного цикла. Закуплено более 5 тысяч единиц техники, из которых 40% уже поступило в медицинские организации города. Об этом сообщила заммэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова. Она рассказала:

«Для столичных медицинских организаций запланировано приобретение около 6 тысяч единиц различного оборудования — компьютерных и магнитно-резонансных томографов, ангиографов, маммографов, аппаратов для рентген- и ультразвуковой диагностики и другой техники. Оборудование будет поставлено до конца 2023 года. Уже закуплено более 5 тысяч единиц техники, из которых 40%, более 2000 единиц, уже поступили в городские больницы и поликлиники и постепенно вводятся в эксплуатацию. Около 1300 единиц новейшей техники поставлено в стационары, свыше 700 единиц — в поликлиники. Обновление парка медицинского оборудования расширяет возможности для диагностики и лечения и является очередным шагом по внедрению единой цифровой платформы столичного здравоохранения. Все закупаемое оборудование может быть интегрировано в общее информационное пространство. В результате врачи в режиме онлайн получают доступ к результатам исследований и снижается риск ошибок».

Значительная часть поставленной техники — современные УЗИ-аппараты. Более 1800 единиц уже доставлено в медицинские организации. Также в больницы и поликлиники Москвы поставлено более 70 единиц гибкого эндоскопического оборудования, применяемого для диагностических исследований при бронхо-, гастро- и колоноскопии. Медицинские организации также получили 24 компьютерных томографа, 31 рентгендиагностический аппарат, 3 маммографа и другую современную технику.

По словам Анастасии Раковой, часть уже поставленной аппаратуры поступила в поликлиники, в которых завершился капитальный ремонт. В соответствии с требованиями нового московского стандарта обновленные поликлиники получают дополнительное диагностическое оборудование, в том числе экспертного класса. В частности, уже поставлено 118 единиц различной медицинской техники, включая 91 аппарат УЗИ, маммографы, а также установки для рентгендиагностики различных моделей.

Обновление и модернизацию парка медицинской техники Департамент здравоохранения Москвы проводит с декабря 2019 года. Особенностью этой программы является формат закупок: оборудование приобретается по контрактам жизненного цикла, по которым поставщик гарантирует ее работоспособность на протяжении всего срока эксплуатации. Это повышает качество и доступность медицинской помощи, поскольку минимизирует простои оборудования, связанные с техническим обслуживанием или ремонтом. За счет долгосрочного характера контрактов удается обеспечить оптимальное соотношение цены и качества как приобретаемого оборудования, так и стоимости его обслуживания.

Источник

Москва закупила более шести тысяч единиц медицинской техники по контрактам жизненного цикла

Программа направлена на замену выработавшего свой технологический ресурс оборудования, а также на дооснащение медорганизаций необходимой техникой.

Москва закупила медицинскую технику по контрактам жизненного цикла и стала одним из первых регионов страны, которые начали применять эту технологию закупок. Об этом сообщила Анастасия Ракова, заместитель Мэра Москвы по вопросам социального развития.

«Мы завершили закупки медицинской техники по контрактам жизненного цикла, запланированные на 2020 год. Оборудование уже поступает в столичные учреждения. Всего было закуплено более шести тысяч единиц, включая более 1,5 тысячи единиц тяжелой медицинской техники. В результате в Москве парк тяжелой медтехники обновится почти на 90 процентов. Мы не остановили ни одни торги по закупке оборудования в рамках контрактов жизненного цикла, несмотря на пандемию. Проведение конкурсов позволило снизить первоначальную цену медицинского оборудования на 48 процентов. Механизм контрактов жизненного цикла дает нам возможность не только закупать технически сложное оборудование напрямую по выгодной цене, но и гарантировать его бесперебойную работу и обслуживание поставщиком в течение 7–10 лет в рамках одного контракта. Благодаря контракту жизненного цикла Москва получит современное оборудование с сервисом с обслуживанием производителей, которые имеют не только производственные мощности, но и релевантный опыт по сервису», — отметила заммэра.

По словам Анастасии Раковой, в первую очередь программа нацелена на замену выработавшего свой технологический ресурс оборудования, а также на дооснащение медицинских организаций необходимой техникой, которую установят после капитального ремонта.

В рамках поставки на 2020–2023 годы закуплено более 4,6 тысячи единиц сложного высокотехнологичного медицинского оборудования: 41 ангиограф, 132 компьютерных томографа, 101 магнитно-резонансных томограф, 2926 аппаратов УЗИ, 193 рентгенографических аппарата типа U-дуга, рентгенодиагностические аппараты, маммографы, эндоскопическое оборудование и другая техника. В некоторых больницах, работающих с пациентами с COVID-19, уже установлены аппараты компьютерной томографии, планируется дооснащение всех стационаров.

Сейчас в медицинских учреждениях устанавливают новое оборудование в рамках первой очереди капитального ремонта по новому московскому стандарту. Так, уже 1095 аппаратов УЗИ установлено в стационарах и поликлиниках города.

Источник